Nefmar
Keep Your Hope...
Я тащусь от этого момента. Знаю, эгоцентрично звучит, но он мне здесь очень нравится:


Утреннее солнце только начинало подниматься над городской стеной, когда Элофор и Агларост вышли на преддворцовую площадь. Оба тёмных эльфа, в сопровождении элфинской охраны, уже ждали их. Чуть поодаль, у основания городской стены, расправляя крылья, стояли два дракона, ожидая, когда их подзовут.
Агларост бросил краткий взгляд на правителя. Выражение лица Элофора было спокойным. Если бы он не знал, он вряд ли мог сказать, что его господин провёл бессонную ночь.
- Повелитель Элфина заставляет себя ждать, - произнёс Эул, отступая на шаг от элфинских воинов. – Мало того, что ты задерживаешься, так ты ещё и предложил нам тюремные камеры вместо достойных комнат. Я вынужден буду сказать об этом господину, а он вряд ли одобрит твои действия.
- Твои драконы готовы? – спросил Элофор, не обращая внимания на слова тёмного эльфа.
- Готовы, - отозвался Эул. Он повернулся в сторону двух ящеров, и тихим посвистом подозвал их к себе. Драконы сложили крылья и, вытянув шеи, направились в сторону воинов.
- Они смотрят так, словно подачки ожидают, - с укоризной произнёс Эул. – Их, что, не кормили?
- Чем я их кормить должен? – мрачно отозвался Элофор. – Думаю, за одну ночь от голода не сдохнут.
Эул усмехнулся.
- Разумеется, - ответил он. – Но, боюсь, мне и об этом придётся господину Вэринфару сказать. И ему это, тоже, не понравится. Так что накорми их, или я не отдам приказа вылетать. А сын тебя там ждёт. Обидно ему будет, если ты задержишься из-за того, что не хочешь покормить каких-то двух ящеров, - Эул с насмешкой посмотрел на Элофора. Глаза сына Эминнаура сверкнули льдом.
- Ладно, накормлю, - спокойно ответил он и в тот же миг выхватил меч. Этого не ожидал даже Агларост. Мгновение – и тёмная сталь клинка пронзила тёмного эльфа насквозь. Эул повис на мече Элофора, судорожно ловя воздух. В его глазах застыл ужас.
- Нет… - едва слышно выдавил он. Элофор перевёл взгляд на двух драконов. Он ещё помнил этот язык. А, главное, вряд ли он мог забыть, что кричали фоморы, когда давали детёнышам драконов пить его кровь.
- Кахаллен! – крикнул он, скидывая с клинка ещё живого Эула. Тёмный эльф, сделав судорожную попытку зацепиться за воздух, рухнул на камни, вымостившие площадь перед дворцом. И в тот же миг оба зверя, раскрыв пасти, бросились на него. Вопль боли и страха заглушил хруст пережёвываемых драконами костей тёмного эльфа. Белаэрн отвернулся, с трудом сдерживая подступившую к горлу тошноту и испытывая не меньший ужас от мысли о том, что Элофор может поступить с ним так же. Агларост взглянул на господина. Элофор спокойным холодным взглядом наблюдал за тем, как бьётся в предсмертных судорогах тело тёмного эльфа, как Эул, словно сойдя с ума, пытается левой рукой вырвать из пасти первого дракона уже откушенную правую руку, словно не замечая, что правая нога уже откушена по колено вторым драконом. Он так же спокойно наблюдал за тем, как это обкусанное, но ещё живое тело тёмного эльфа корчится от боли, когда драконы пытались живьём разорвать его, деля между собой. И какими же грациозными были движения этих огромных ящероподобных голов, как сверкали в лучах восходящего солнца золотым блеском мощные чешуйчатые шеи. Впервые за весь свой опыт общения с драконами он по-настоящему любовался этими животными.
Наконец, дожевав тело Эула и облизав перепачканные кровью морды, драконы повернулись к Элофору, словно признавая его своим хозяином. Элофор смерил животных довольным взглядом, после чего повернулся к Белаэрну. Тёмный эльф всё ещё стоял, бледный, с трудом справляясь с приступом тошноты и не смея смотреть на повелителя Элфина.
- Как думаешь, они наелись? – спросил Элофор. – Или им добавки надо? – он подошёл к тёмному эльфу, заставив того, тем самым, взглянуть на себя. – Эти пташки ведь сами знают дорогу, не так ли?
- Что Вы хотите, Господин? – пробормотал Белаэрн, не смея скрывать страх. Элофор усмехнулся, впервые чувствуя насколько приятным может казаться злорадство.
- Теперь правильный тон, - отозвался он. – Я сохраню тебе жизнь. Ты покажешь мне дорогу, вернёшься к Вэринфару и будешь дальше служить ему. Но прежде – один вопрос. Зачем Вэринфару Элдуин?
- Он будет выдвигать требования…
- Он не мог прийти сюда сам?
- Я не знаю, почему он не пришёл, Господин, - ответил Белаэрн, поднимая на повелителя Элфина полный страха взгляд. – Может, он побоялся этого. Клянусь, не знаю.
Элофор смерил тёмного эльфа изучающим взглядом.
- Ладно, - наконец, произнёс он, направляясь к драконам. – Вылетаем.
Агларост последовал за господином. Белаэрн, с опаской приблизившись ко второму дракону, забрался в седло. Страх, ненависть, отвращение – всё это смешалось сейчас в его чувствах и тошнотворным комком билось в горле. Отвратительная картина драконьего завтрака всё ещё стояла перед его глазами. Как Барс посмел так поступить? И ведь он ещё так спокойно за всем этим наблюдал! Так, наверно, мог сделать только Вэринфар. Белаэрн украдкой бросил взгляд на повелителя Элфина. Барс на многое способен. В том числе и на жестокость. Неужели Вэринфару придётся, в кои веки, столкнуться с равным себе?

@темы: "Песнь-2" заготовки;, "Зарисовки;